Ник Яла

Ник Яла

4.500 руб.

Ник Яла
Грубо. Нецензурно. Для мужчин.
тир 3тыс экз ознакомиться с поэзией http://nikyala.ru/lyrics.html?id=5
Тири А . Москва2007
224с

Вышла в свет и распространяется среди "продвинутой" части русскоязычного населения земли новая книга Ник Яла "Грубо...Нецензурно...Для мужчин..." Книгу можно выпросить у друзей Ник Яла в Москве, Лондоне, Милане и Якутске. Андрей Алякин и Ник Яла - двойной удар Кто-то его знает как поэта Андрея Алякина, который страстно влюблен в свою страну, язык, литературу, во все чистое и искреннее. Кажется, его интересует все, что выбивает любого из чувства равновесия. И это не дешевые спекуляции. Его «фирменный стиль» – прямой и открытый взгляд на жизнь, на Бога, на время и безвременье, на тупики, в которые заводит жизнь и поджидает каждого из нас, о женщинах, решающих судьбы мужчин, о мужчинах, примеряющих чужие маски. Он пытается понять, как устроен мир, что в нем от Бога или Сатаны, а что – от самого человека: или это двойное, параллельное, или просто темные и светлые стороны. Его действующие лица – Гамлет и Некто, Бог и Сатана, Он и Она. И пишет он обо всем этом очень страстно и открыто, тонко и глубоко. Читать его стихи надо с холодной головой, но главное, не с холодным сердцем. В них много тепла и щедрости, души и любви. Но многие его знают как поэта Ник Яла, которого, правда, никто и никогда не видел, который, говорят, до сих пор живет в Лондоне. Ник Яла – это обратная сторона алякинской поэзии. Он пишет «хулиганские» стихи, которые являют собой образец настоящей уличной поэзии. Его стихи читают вслух. Может быть, поклонников у Ник Яла больше, чем у Андрея Алякина. Его стихи действительно нужны, они читаются и переписываются, уходят в народ и там живут своей жизнью. И все это один человек, только разные выбранные образы, разная жизнь и, как следствие, разные стихи. Скоро выходят две новые книги. Одна – Андрея Алякина «Греховодник», вторая – Ник Яла «Опыт ненормативного мышления». Этот человек смог захватить два разных пространства: чистую и пророческую поэзию и поэзию уличную, сиюминутную, основанную на игре слов. .....Одна из тем, которая проходит в Ваших стихах, – это любовь. И любовь не только к женщине, а к жизни, к миру, к Богу, к себе. Что любовь значит для Вас? Андрей Алякин Любовь – это все. Я всю жизнь живу в любви, может быть, поэтому меня так и бросает из стороны в сторону. Любовь – это единственное чувство, которое несет свет. Истинная любовь всегда должна оставаться белым пятном в жизни, поэтому каждое новое чувство и отношения не должны быть похожи на предыдущие. Они должны давать новые ощущения. Я раньше думал, что любовь между мужчиной и женщиной – это трагедия со счастливым началом. К сожалению, той искренности, которая присуща этому чувству, ненадолго хватает. А если до конца не открыл, значит, до конца не дойдешь. Но чувство любви относится не только к женщине. Любовь – понятие обширное. Любовь – это Бог, те 3 грамма души, которые живут в каждом из нас. Доказано, что когда человек умирает, тело становится легче на 3 грамма – душа уходит. Любая душа весит 3 грамма, но плотность ее у каждого разная, и зависит она от способности любить. Чем выше плотность, тем сильнее запущен сюжет любви. Еще любовь для меня – единственный способ познания мира. Если вспомнить легенду об Адаме и Еве, то яблоко, предложенное Евой, как раз было инструментом познания мира. Первый искус был – она откусила яблоко, второй искус – он откусил. Потом появилось слово «искусство» – слова рождаются не случайно. А если бы они не попробовали яблоко, то продолжали бы ходить по Эдемскому саду, взявшись за руки, но так и оставшись животными. А искушение позволило им испытать страдание. В результате страдания родилась душа. Есть еще одно понятие любви – это любовь к себе. Христос правильно сказал: «Возлюби ближнего как самого себя». Сначала надо полюбить себя, а потом так же полюбить и ближнего. Но наша церковь усекла фразу пополам, оставив лишь «возлюби другого». Но любовь к другому невозможна без любви к себе. Любовь к себе – вот истинная основа основ. Любовь – это все, кроме жестокости и смерти. Даже ненависть. Это Ваша теория? А. А. Это не теория, это жизнь. Это мое видение мира, но завтра оно может поменяться. А каким Вы видите мир? А. А. Мой мир постоянно борется. Если все будут белыми монахами, то развития не произойдет. Мир живет в состоянии постоянной борьбы света и тьмы, белого и черного. И эта борьба рождает эволюцию. Чем сильнее враг, тем сильнее ты – это парадокс развития. То есть враги нас стимулируют к росту. Но врагами могут быть не только темные силы, это и обычные трудности – трудности быта, работы, трудности жизни, любви. Значит, людям нужны страдания? А. А. Конечно. Но бывают надуманные, ложные страдания. Настоящие страдания заставляют душу работать. Никогда не нужно пресыщаться. Основной двигатель прогресса – это голод. Нужно все время быть голодным. Как только человек насыщается, он становится пассивным и теряет интерес к жизни, иссякает жажда поиска. И тут появляется категория безвременья. Поиск никак не может быть ограничен временем. Поиск – это и есть безвременье. В поисках Бога человек идет между временем и вечностью, и с каждым шагом по земле мы, как ни странно, становимся ближе к Богу. Вы верите в Бога? А. А. Бог есть, и в этом смысл счастья и смысл жизни. Сегодня я вне всех религий, мне в них тесно. Потому что Бог не может находиться только в какой-то одной. Он не может быть только Магометом или только Христом. У него 99 имен, суть которых одна. Бог один на всех. Я считаю, что атеизм – это пятая мировая религия – религия непризнания Бога. Но и атеисты приходят к вере в Бога через свое неверие. Ведь атеистов в окопах не бывает, на войне любой человек начинает верить в Бога. Почему Вы в своих стихах так много обращаетесь к теме Бога и Сатаны? С чем это связано? А. А. А к какой теме еще обращаться, если я всю жизнь ищу Бога и задаю себе мучительные вопросы? Тайна тайн или имя имен. Имя имен – это имя Бога. Сначала было Слово – это имя Бога и было. Тайна всех тайн – это странное словосочетание. Но за всем все равно скрывается Бог. Даже за Сатаной скрывается Бог. Что для Вас стихи? Вы поднимаете разные темы, задаете разные вопросы, порой сложные и противоречивые. Вы знаете больше, чем другие? А. А. Я знаю столько, сколько и все. Но мне интересны глобальные темы. Написание стихов для меня – это поставленные вопросы, это поиск себя. Многие пишут стихи в надежде произвести на кого-то впечатление, а я ищу ответы на вечные вопросы. Кто-то использует талант, чтобы кого-то завоевать, а я задаю себе вопросы. Я никогда не подбираю слова, я записываю поток мыслей. Мне самому интересно, что получится в результате. Спустя какое-то время я обращаюсь к своим стихам как к пророчествам. Стихи – это игра с самим собой, настоящая и искренняя. А у Вас есть кумиры в поэзии? А. А. Уже нет. Раньше были, но меня восхищало не то, что они делали, а то, что они под своим словами подписывались собственной жизнью. Я не считаю, что Пушкин – русский поэт, он мог бы родиться в любой другой стране. А вот Есенин – только в России, он своей судьбой показал боль русского народа. Как и Высоцкий – натянутая струна, он пел на надрыве и умер в надрыве. Характерно, что русская лирика заклинательная и близка по тональности к молитве. Есенин, Ахматова, Цветаева, Мандельштам, даже Пастернак (самый из них респектабельный) сплошь были трагическими личностями. Они все несли в себе национальную боль, ужас и надежду. Вообще русская поэзия изначально родилась как плач. Народу было плохо, и он начинал петь о светлом, что хотел бы видеть. Так складывались песни. Российская поэзия вырастает на страдании, на восторге, на победе. Пока люди будут жить подлинными, а не унифицированно-телевизионными страстями, поэзия будет жить – даже в форме наскальной живописи. Как Вы считаете, сейчас живо понятие «русская поэзия»? А. А. Нет. Стране это не нужно. Страна стоит на потоке. Страна рождает великих людей, но их не видно. Люди, ищущие дорогу к себе, пишут в стол. Общество о великих поэтах узнает только после их смерти. А что для Вас вечность и время? А. А. Вечность – это то, что принадлежит Богу, а время – это срок, отведенный жизни на земле. Вечность – это единица измерения времени, а время – единица измерения вечности. Просто мы с земли смотрим на Бога и говорим, что его время – это вечность. Он смотрит на нас сверху и говорит: а у вас вечность – это время. Но если в нас живет частица Бога, то в нашем времени есть частица его вечности. А перед чем Вы не можете устоять? А. А. Я себя не неволю. Если меня куда-то тянет, я туда иду. Мне интересно говорить об имени имен и тайне тайн. Для меня это и есть ключ к разгадке языков. Язык отражает состояние развития нации, и если найти к нему ключ, то можно стать пророком. Истинные поэты ищут код. Мы уже знаем, что слово «спасибо» значит «спаси Бог», где выпало «г», и т. д. Как только найду код, то я смогу понимать, что и как будет и где же Бог. Неспроста сказано, что в начале было Слово. Слово было в начале, и оно будет в конце. Найти это Слово – задача любого человека, который исследует себя. Как в одном человеке уживаются два лица и два имени? А. А. А как у Бога 99 имен? Я не хочу сравнивать себя с Богом, но в нас есть его частица. Я не могу объяснить это раздвоение – просто приходит ветер, и пишутся стихи. Одни и те же поступки, разные религии по-разному трактуют и разное разрешают. И я, Ник Яла, разрешаю делать многие вещи, например, ругаться матом. Ник Яла ближе стоит к темным силам, обладает здоровой самоиронией. Живет он в Лондоне и пишет стихи для Челси (шутка). Он берется за многие темы – переделывает классиков, беря по две строчки от них и добавляя от себя. Многие Ваши стихи о России. Вы – патриот? А. А. Я патриот. И потом, что значит «Россия»? Это «Росс и Я». Я и ищу Русь. Я родился в этой стране и в ней я и умру. Россия у меня ассоциируется с женщиной. А где женщина, там любовь. Россия мне многое дала: научила, напоила, накормила. Почему произошло обращение к образу Гамлета? А. А. Гамлет для меня – это мировой образ поэта, и к Шекспиру он не имеет никакого отношения. Мой Гамлет вечно выбирает между Черным и Белым, между Богом и Дьяволом, Долгом и Соблазном. Мой Гамлет обезличен: он лишь площадка, на которой сходятся Бог и Сатана. Сатана убивает Бога, но тут же начинает жалеть о содеянном, что, согласитесь, крайне нехарактерно для Сатаны. Кто в поединке побеждает: разум или душа? А. А. Никто. Душа и разум идут вместе. Но разум гаснет, а тело уходит в землю. Душа уходит наверх и дает новую жизнь. Это замкнутый круг. Если говорить, кто лидирует в борьбе, то, наверное, разум. Хотя никто не побеждает – ничья в поединке. Если бы у Вас была возможность сказать несколько слов всему человечеству, то что бы Вы сказали? А. А. Люди, любите себя и Бога. Не упрощайте мир вокруг себя, не топчите небо и не мутите воду. Судить будут по вашему стыду. Совесть – это и есть суд. Не должен убийца одевать рясу священника, а священник брать в руки оружие. Есть стихи, которые можно писать, а есть стихи, которые писать нужно. Но это непросто. Я знаю многих людей, которые мучаются, но пишут, при этом не являясь поэтами по профессии. И я горжусь дружбой с ними, потому что под всеми словами они подписались собственной жизнью и за каждое слово они отвечают. Человек проверяется по тому вопросу, который он себе задает. Это не типично русские вопросы типа «кто виноват?» и «что делать?». Для меня важнее другие вопросы – зачем и как? Те, кто задает себе вопрос «зачем», идут по правильному пути и выбирают содержание, а те, кто спрашивает «как», выбирают форму, оставаясь пустыми внутри. http://www.archidom.ru/article-605.html

Код товара: 4795

Задать вопрос о товаре